НАУЧНАЯ СЕНЦАЦИЯ

Христос говорил: « Если не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное».
Профессор из Петербурга разгадал тайну молитвы.

Ключ от царства небесного


Принято считать, что наука и религия – вещи несовместимые. Но ещё физик Макс Планк, основоположник квантовой теории, говорил: « Для верующих Бог находится в начале пути, для физика – в конце». Так случилось и с профессором Валерием Слезиным, заведующим лабораторией нейро — и психофизиологии Психоневрологического института им. Бехтерева: исследуя молитву с чисто научной точки зрения, он сделал громкое открытие и стал глубоко верующим человеком!
Христос знал о биоритмах!
— Если вы никогда не верили в Бога, зачем вы вообще занялись исследованием молитвы?
— Так получилось – совершенно случайно. Вообще мы искали четвёртое функциональное состояние мозга. Науке были известны только три – бодрствование, быстрый сон(когда мы видим сновидения) и медленный сон(без снов). Но в биологии есть закон симметрии – если есть два вида сна, то должно быть и два вида бодрствования! Быстрое бодрствование нам известно, поэтому мы стали искать медленное.
— Как?
— С помощью энцефалографа измеряли частоту биотоков мозга. Долгое время мы измеряли всех подряд, но безрезультатно. А потом я случайно познакомился с человеком по фамилии Урицкий – он внучатый племянник знаменитого руководителя ЧК, чьим именем названы улицы. Урицкий оказался студентом семинарии и между делом посоветовал измерить молящихся во время молитвы. Мы так и сделали – и были потрясены: четвёртое состояние мозга было обнаружено именно у них!
— Что это за состояние?
— Это практически полное выключение коры головного мозга при том, что человек находится в сознании. Есть три вида ритмов, которые присущи нашему мозгу. У младенцев – дельта-ритм(2-3 Гц), у подростка – бета-ритм(7-8 Гц), у взрослых – альфа-ритм(до30 Гц). В состоянии бодрствования у взрослого человека можно зафиксировать только альфа- и бета-ритмы. Но когда семинаристы погрузились в молитву, их биоритмы стремительно стали замедляться и дошли до 2-3 Гц. Это поразительно! До нашего открытия такие ритмы можно было обнаружить либо у младенцев, либо у спящих, либо у находящихся в коме, — но только не у взрослого человека в добром здравии. Однако энцефалограмма одного из семинаристов показала, что его мозг полностью выключен – с точки зрения нейрофизиологии он в буквальном смысле превратился в младенца!
— И что это значит?
— Помните, в Писании Христос говорит своим ученикам: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное»? Он советовал им быть «как дети» — ведь именно это происходит, когда верующий глубоко молится.
— Выходит, Христос знал о биоритмах?
— Этого я не могу утверждать. Но он точно знал, что молитва совершенно необходима человеку.

Здравствуй, Бог!

— Молиться полезно?
— Несомненно. Во-первых, поскольку есть четыре функциональных состояния мозга, значит, человеку это нужно – и он должен периодически пребывать в каждом из них. А во-вторых, лечебные свойства молитвы известны давно – глубоко верующие люди от молитвы даже выздоравливают. Ко мне, например, приезжал митрополит из Александрии. Он учился в нашей духовной академии, хорошо говорит по-русски. В Александрии всегда жарища, а он в православном облачен должен вести службу. Причём они поют нараспев, поэтому литургия у них длится не два часа, как в России, а все пять. Представляете, как трудно отстоять пять часов на жаре в облачении! Но для этого митрополита служба пролетает, как одна минута: когда он входит в молитву, время останавливается, и он не чувствует ни жары, ни усталости. Мы проверили его в лаборатории: во время молитвы его мозг действительно находился в четвёртом состоянии, которое мы назвали «молитвенным бодрствованием».
— Почему это происходит?
Вы выяснили механизм действия молитвы?
— Я этим специально не занимался, но кое-какие догадки есть. Когда я спрашивал у александрийского митрополита о его ощущениях во время литургии, он так это описал: «Я выхожу на встречу Богу». Мне кажется, когда человек молится, его сознание как бы выходит за пределы мозга, поэтому регистрируется отключение коры. Вместе с корой отключаются все приобретённые психологические травмы, устраняются все неврозы, которые и являются первопричинами заболеваний. А когда устранена причина – и до выздоровления недалеко.
— А куда сознание выходит?
— Этого вам никто не скажет. Мы даже не знаем, что такое наше сознание. Один священник рассказал мне такую историю. Он ходил в специальный детский сад для детей с тяжёлой врождённой травмой — у них вообще нет коры головного мозга. И она не может образоваться. Считается, что сознание содержится именно в коре мозга, поэтому о таких детях медики говорят, что сознания у них нет. Они ползают, пищат и живут очень мало. Однажды этот священник пришёл — а в садике тишина: все дети молчат. Он спросил у воспитательницы, в чём дело; она ответила, что сегодня умер один из мальчиков. Заметьте, несмотря на «отсутствие сознания», они прекрасно почувствовали, что случилось горе, и вели себя соответствующе! Священник был потрясён этим: «Тогда я понял, что в этих детях, которые и на человеческих детей не похожи, есть самая настоящая человеческая душа – и она точно такая же, как у меня!» А что такое душа? Ведь это, по большому счету, и есть сознание! Значит , оно не только в коре головного мозга содержится. Тогда где? Может быть, везде, может быть это и есть Бог?

А йог не смог


— А представителей других религий вы измеряли?
— Конечно. Правда, таких результатов, как с православными, не получили. Медитировал у нас потомок брата Махатмы Ганди – у него был противоположный эффект: ритмы участились. Такое происходит, когда вы на чём-то сосредоточены – например, внимательно читаете учебник. Потом, правда, я получил письмо из Японии с результатами исследования дзен-буддистов – вроде бы посвящённый четвёртого уровня при медитации достигал «молитвенного бодрствования». У католика, которого мы исследовали, была только тенденция к замедлению ритмов — полностью войти в четвёртое состояние он оказался неспособен. У мусульманина – та же история. Правда, мы измеряли только мирянина. Приглашали муфтия, но он так и не приехал.
— Почему?
— Сослался на занятость. Вообще, далеко не каждый верующий согласится, чтобы его исследовали во время таинства. Был у нас один курьёз. Приехал отец Амвросий, настоятель монастыря в Иванове, мы усадили его в кресло – и тут ни с того ни с сего упала лабораторная лампа. «Видно, Бог не велит», — сказал отец. Так мы его и не измерили.
— Выходит, православная молитва – самый короткий путь к четвёртому состоянию?
— Выходит, что да. Возможно, потому что православие гораздо меньше изменилось с древних времён, чем другие конфессии – оно ближе к первоисточнику. Хотя даже православные священники далеко не все способны достичь «молитвенного бодрствования».
— Священники, наверное, обрадовались вашему открытию?
— Вовсе нет. Когда я о нём рассказал, многие подходили и говорили: зачем нам доказательства, если мы и так верим?. Митрополит из Александрии, хоть и согласился поучаствовать в эксперименте, сказал: «Я вышел навстречу Богу, но Бог сюда, в лабораторию, не придёт». Но я считаю, что современному человеку нужны такие доказательства, ведь мы воспитаны на авторитете науки. Я сам только после этих результатов пошёл в церковь. Мы с женой после 30 лет совместной жизни даже обвенчались – и ничуть не пожалели. Я бы и другим дал совет – не ссорьтесь с Богом. Ну проживёте вы 80 лет на этой земле. А дальше куда пойдёте? К тому же Богу.