iCA0VL50U-Год можно сухие травы хранить, потом они уже никуда не годятся. Поэтому с умом их собирать надо, по необходимости, лишнего не брать. Ведь дерево без нужды срубить не меньший грех, чем человека погубить, - учила бабушка. Собирая травы, она очень внимательно отбирала нужные растения. По каким-то одной ей известным признакам выбирала их, садилась на корточки, несколько секунд держалась за стебелёк, потом срывала, клала в корзиночку и не торопясь шла искать следующее. Заворачивая разные травы в отдельные салфетки, она говорила: « Одни травы друг друга любят, другие нет. Вот приглядись, они и в природе порознь растут. Чтобы они между собой не ссорились, мы их домой отдельно понесём». На чердаке времянки бабушка сушила и хранила травы и корни. Они висели, связанные в пучки и разделённые холщовыми занавесками - каждый вид отдельно. На прибитых аккуратными кучками были сложены корни, кора и расставлены баночки с маслами, покрытые кусками марли. «Травы да корни дышать должны, нельзя их в банках хранить, но и пыль лишнюю собирать не стоит»,-говорила она. – Бабушка, а как ты травки выбираешь, они ведь все одинаковые,- как-то спросил я –А ты посмотри на них,- ответила бабушка.- Видишь, на некоторых цветки ещё не раскрылись, на других уже пожухли или цвет изменили, а третьи во всей красе стоят. Вот из последних-то мы и будем выбирать. А какие взять, нам ночью  Луна покажет. Весь в нетерпении я ждал вечера, каждые пять минут поглядывая на солнце, высоко ли оно. - Не скачи, егоза, сбегай-ка в низинку да нарежь аира на салат, только смотри, молодой бери.- бабушка сидит в тени у времянки и плетёт корзиночку из ивовых веток.- Ночь всё равно раньше не наступит,- улыбается она, - ну беги. Я убегаю за аиром. Дикие травы - на нашем столе вещь обычная, бабушка не любит огородных растений. «Пресные они какие-то, как мочало ешь, ни вкуса, ни запаха, да и силы в них нет»,-говорила она. Зато бабушкины салаты из диких растений запомнил каждый, кто хоть раз их пробовал…Её больные, уезжая от нас, всегда просили записать рецепт зелёных лакомств. Бабушка охотно делилась секретами, но говорила: «Пишешь вот, бумагу мараешь, а всёравно на рынок за травой пойдёшь. По золоту ведь ходишь, наклонись да возьми, так ведь нет, и это лень». Я возвращаюсь с пучком молодых листьев аира, и бабушка начинает готовить. Хорошенько промыв листья, она мелко крошит их в миску: - Аир - сильная трава,- говорит она. Он тело крепким делает, лёгкие чистит и от простуды защищает. Бабушка добавляет растёртый дикий щавель и мелко рубленные листья одуванчика. – Это чтобы желудок и кишечник оживить, а печень успокоить,- продолжает она свои объяснения.- Теперь положим ошпаренной крапивы, она силы даст, почки успокоит и кровь оживит. Теперь веточку сурепки и немного душицы для запаха. Бабушка переминает травки, слегка солит, заливает сметаной. – Ну вот и готово. Господи, какой запах! Рот мгновенно заполняется слюной. – Будешь такие салаты есть, никакая хворь к тебе не пристанет, и у детей золотухи не будет. Русские люди во все времена дикие травы ели, жили долго и сил не теряли. Лекарств не принимали, а здоровыми были,- продолжает бабушка После обеда она протягивает мне корзинку: - Сходи-ка в лесок, грибков к ужину набери, да пучок кислички мне принеси. Совсем рядом с домом расположен осиновый подлесок вперемежку с мелким ельником. Заблудиться здесь негде, а красных грибов растёт много, поэтому ребятишки, в том числе и я, постоянно бегают сюда собирать грибы и просто играть. За делами, играми и разговорами день пролетает незаметно. Наступает вечер.

 

                       могучия сила травушки

iCA0LUPC9 - Собирайся, миленький, пойдём травки смотреть, скоро луна выйдет,- говорит бабушка. - Сапожки да курточку одень, прохладно. Я одеваюсь, и мы идём к бабушкиному клёну. На траву начинает ложиться тонкая плёнка тумана, которая делает всё вокруг размытым и нереальным. По дороге я пристаю к бабушке с расспросами: - Бабушка, а как луна травку показывает? Она начинает объяснять: - Луна водами земными владеет, поднимает их, смешивает и особой силой наделяет. Некоторые травы только при лунном свете собирать можно, тогда они  полную силу имеют. Другие травы собирают в новолуние, при полной луне, при убывающей. Но у любой травы луна силу наружу вытягивает, тем и показывает. А как, сейчас сам увидишь. Мы подходим к дереву, бабушка расстилает на траве дождевик. – Садись сюда,- говорит она,- вечерняя роса не всегда полезна, будем луну ждать, скоро покажется. – Бабушка, а расскажи ещё про луну,- прошу я . – Народ,- начинает она, - что жили когда-то три брата. Давно это было, на самой заре мира. Говорят, они от ангелов и земных женщин происходили. Долго жили тогда люди, аж по тысяче лет. Так вот, жили братья охотой да плодами земными, и всё бы хорошо, но стали они замечать, что нет в мире им ровни, никто с ними совладать не может. Загордились братья, заважничали, стали других людей заставлять на себя работать, пошли по земле с войнами да пожарами, чужим горем тешатся, законы свои ставят- не Божеские, а кто не хочет им подчиняться, того убивают. Шло время, жесткой рукой правили братья миром, стонали люди под их гнётом, да ничего поделать не могли. Пришел однажды к ним седой человек и сказал: «Не вечно злу править велика ваша сила, но и смерть не за горами, а перед ней все равны»,- сказал и исчез. Задумались братья и решили саму смерть победить. Занялись они чёрным колдовством и таких вершин достигли, что саму смерть в железную клетку посадили да заперли. «А теперь разорвём мы этот мир на части и по-своему переделаем, чтобы и Бог над нами не стоял»,- сказали они. Разошлись братья в три стороны, ухватились каждый одной рукой за твердину земную, другой за свод небесный и потянули. Застонала земля, пошли по ней глубокие трещины, закачались горы, огненные потоки вырвались из недр. Горят леса, стонут в огне и под обвалами люди и звери, стонут, а умереть не могут, смерть-то закрыта. Нет  до них дела братьям. Второй раз рванули они землю в стороны. Выплеснулись моря, вздрогнул небесный свод, закачался. Услышал Господь Бог стоны людские, взглянул на землю, нахмурились его брови. И ударил он молнией старшего брата, так ударил, что разлетелся тот на мелкие куски. Потом взял Господь братьев и на луну забросил. «Много зла вы сделали,- сказал он братьям. – До тех пор на луне жить будете, пока старшего брата из кусков не соберёте. А сила его в травы да деревья вложится, через них людям служить будет». Вот с тех пор и живут они на луне, а по ночам спускаются и разбросанные кусочки ищут, брата собирают. Пока собирают, луна растёт. Вот уж все, последние кусочки остались, да глянет Господь, шевельнёт рукой, и  разлетаются куски опять по земле. Тут луна на убыль идёт. Говорят в народе, что если соберут двое третьего, то настанет конец света. А соберут они его, только если люди веру потеряют и к злу склонятся. – Бабушка, а конец света скоро будет?- шепотом спрашиваю я, заворожённый страшной сказкой. – Не знаю, миленький, это же только сказка, хотя для видящих в ней большая мудрость скрыта. Ну вот  и луна взошла, пойдём травы смотреть. Я поворачиваю голову, низко над лесом висит огромная, бледная луна. И то ли от бабушкиной сказки, но мне кажется, что на её поверхности два человека, стоя на коленях, складывают третьего, лежащего между ними. Мне кажется, что я вижу движения их рук, в беззвучном крике открытый рот третьего. – Бабушка, они шевелятся!- мне становится жутко. – Не бойся, миленький, они далеко, ты лучше на травку посмотри,- говорит она и берёт меня за руку. Я смотрю на луговые травы, лунная дорожка тянется через весь луг, пронизывая пелену тумана. Травы стоят неподвижно, но слегка наклонившись на встречу лунному свету. – Смотри внимательно,- тихо говорит бабушка. Тут я начинаю замечать, что не все растения одинаковы. Большинство стоят тёмными, а некоторые как бы выделены на общем фоне светлым ореолом. Они видны  чётче - контрастнее, а темнота вокруг ореола гуще, кажется, что она материальна и её можно потрогать руками. Более того, весь луг  заполняет медленное движение - это по мере передвижения луны кончики трав медленно сопровождают её. Воздух как будто застывает, становится густым, ощутимым. Всё вокруг медленно движется. – Вот эти-то травки мы и будем утром собирать,- голос бабушки вырывает меня из оцепенения. Я вдруг замечаю, что ужасно замёрз, всё тело затекло. - Ой, как холодно,- с трудом выговариваю я. Бабушка одной рукой опирается о клён, второй сверху вниз проводит по моей спине. По телу пробегает волна тепла, оно расслабляется, исчезает дрожь. – Пойдём домой, - говорит бабушка,- утро скоро. – Как утро?- Ведь кажется, всего минуту назад мы вышли на лунную дорожку – Луна и не такие шутки выкидывает,- улыбается бабушка, - ну, пойдём, пойдём.

 

СИЛА ЛУНЫ

 

лунаДома бабушка напоила меня горячим настоем мяты с мёдом, и я сразу уснул. В дальнейшем мне не раз приходилось попадать под действие лунной магии, но тот первый случай запомнился навсегда. Проснулся я поздно. Бабушка хлопотала по дому. – Встал,- улыбнулась она,- беги, мойся - и обедать. Я вышел на улицу к рукомойнику. Солнце стояло высоко, оказывается, я проспал до обеда. Умывшись, я вернулся в дом. Бабушка уже накрыла на стол. За обедом я пристал к ней: - Бабушка, что с нами ночью было?  Почему травы шевелились? – Лунный свет иногда странные вещи вытворяет, может время для тебя замедлить, как ночью было. Потекло время в тебе так же, как в травах течёт, вот ты их жизнь и увидел. – Разве время течёт?- спросил я. – Да, миленький, время как река со своими водоворотами, стремнинами и мелями. Всякая жизнь в своём месте этой реки живёт. Вот посмотри на часы, видишь, секундная стрелка быстро скачет, минутная медленнее, а та, что часы показывает, совсем тихо движется. Бег секундной стрелки ты глазами видишь, минутной- с трудом, а часовой – совсем не замечаешь. Так и жизнь в природе идёт, для кого быстро, для кого медленно, каждый своё время видит. Для осы, к примеру, твоё движение – как для тебя движение часовой стрелки. Только периодами ты замечаешь, что она место переменила, поэтому жизнь её видишь кусками. Вот и жизнь трав – утром цветок открыт, вечером закрыт, а как это происходит, мы  не замечаем. Травы в другом месте реки времени живут. – Бабушка, а роса почему разная бывает? – Когда рвали братья землю, - продолжила бабушка ночную сказку, - выступила из земли кровь, потекла огненными потоками, осела горячими каплями на умирающих травах. Увидела это луна, осветила холодным светом гибнущую землю, остудила раны, остановила бег времени. Замерла земля – застыла, превратились кровавые капли в холодную ночную росу. Потому и останавливает она развитие болезней, раны остужает. После того как справился Господь со злыми братьями, взглянул он на растерзанную, застывшую землю, потекли слёзы из его глаз, живительными каплями утренних рос выпали на землю. Ожила земля, поднялись травы навстречу солнцу, выпили Божъи слёзы, силы набрались. Потому и заполняют утренние росы человека силой, оживляют и через это помогают с недугом справиться. К вечеру успокоилась земля, стала засыпать, и прошиб её пот, каплями вечерних рос осел на листьях и травах. Поэтому покой и живительный сон вечерние росы несут. Ну, хватит сказки рассказывать, - сказала бабушка, - беги, с ребятами поиграй.

 

                       немного о реке времени

рекаВечером, ложась спать, я снова пристал к бабушке с расспросами, река времени не давала мне покоя. Что за река? Где она течёт? Почему я её не вижу? Бабушка, как обычно, села у моей кровати, положила руку на голову и перебирая пальцами волосы, начала рассказывать: - Рождается человек в самой быстрой части временного потока, поэтому самое раннее детство не помнит. Мгновенно выносит его течение в тихое место, где человек начинает понимать мир и учится у него. События текут медленно, и человек успевает их рассмотреть, понять. Это твоё время, миленький. По мере взросления человека сносит в более быстрые потоки, события начинают проноситься мимо него всё быстрее и быстрее. Чем старше человек, тем быстрее бежит его время, как соринки проносятся дни, пока не попадёт он в водоворот вечности, который снова вынесет его на стремнину рождения… Я засыпаю, и мне снится, что я плыву по широкой реке, которая постепенно убыстряет свой бег, пока берега не начинают мелькать, как картинки за окнами поезда. Берега становятся всё круче, течение стремительнее, меня бросает из стороны в сторону и несёт к огромной воронке. Вдруг чьи-то руки выхватывают меня из потока, и я вижу себя, затянутого в какие-то жёсткие лоскуты, висящим на ветке дерева. Прямо перед глазами серая стена, по которой медленно движутся семь звёзд. Я пытаюсь пошевелиться, но не могу, тело зажато, словно в тиски, я начинаю кричать. – Проснись, - бабушка трясла меня за руку. Я открыл глаза, с трудом осознавая, что лежу в своей постели. – Что, сон страшный приснился? ЗА завтраком я рассказал бабушке свой сон. Она задумалась, покачала головой. – Странная у тебя жизнь впереди, - сказала она. – Вроде короткая, но на самом краю вечности что-то выхватит тебя из потока времени, дальше не вижу, семёрка не пускает, - бабушка смотрела сквозь меня и как будто говорила сама с собой. – Бабушка, о чём ты говоришь? – Не слушай меня, миленький, это я так, со своими мыслями говорю…Тогда я не придал значения бабушкиным словам. Эти слова и свой сон я вспомнил лишь через семнадцать лет, в другом месте и при других обстоятельствах. Но об этом отдельный рассказ. А пока я постигал бабушкину науку и учился работать с травами. Бабушка позволяла мне помогать в сборе трав, приготовлении лекарств и сама неизменно наблюдала за этим процессом. Но одного меня до работы не допускала и, несмотря на все просьбы, не разрешала лечить – Мал ты ещё, - говорила она. – Знаешь мало, да и люди тебе не поверят. Человеческий разум так устроен, что люди больше верят глазам, чем сердцу. Какой же взрослый захочет лечиться у ребёнка?

Комментарии закрыты.